Нигде нет столько любви и ненависти, как на войне – режиссер фильма «Плохие дороги»

Нигде нет столько любви и ненависти, как на войне – режиссер фильма «Плохие дороги»

Сценаристка «Киборгов» Наталия Ворожбит снимает свой первый фильм, как режиссер, о войне на Донбассе под названием «Плохие дороги», по одноименному спектаклю. По ее словам, это будет кино для тех украинцев, кто игнорирует войну, а также для Запада – чтобы там увидели настоящие события на Донбассе. Фильм ожидается 2020 года.

Как почувствовать войну на Донбассе? И почему о войне нужно продолжать говорить?

Об этих вопросах в эфире Радио Донбасс.Реалии рассуждали киносценаристка, театральный драматург, режиссер фильма «Плохие дороги» Наталья Ворожбит и актер фильма «Плохие дороги» Игорь Колтовской.

– Наталья, это ваш режиссерский дебют. Вас знают благодаря фильмам «Киборги», «Школа №3» о детях в Николаевке Донецкой области. А также «Театр Переселенца». Вы работали как сценаристка. Почему решили попробовать себя в качестве режиссера?

Наталья Ворожбит: Надо развиваться и ставить себе какие-то цели. Чтобы что-то получалось, нужно выходить из зоны комфорта.

И потом, я всегда была травмирована режиссерскими трактовками, была недовольна прочтением: не так сняли, не так поставили. И когда мне предложили снять как режиссеру, я поняла, что это вызов, который я должна принять.

– Спектакль состоит из шести новелл, в фильме будет четыре. Расскажите, о чем будет фильм?

Наталья Ворожбит: В основе лежат отношения любви между людьми, которые встречаются в зоне, где происходит война. Также в каждой новелле герой проходит тест на человечность. Очень быстро в таких условиях, тяжелых как война, человек проявляется как с лучшей, так и с худшей стороны. Я брала из реальной жизни такие ситуации, которые позволяют наиболее ярко проявить эти качества, где не всегда понятно, что хорошо и что плохо. Где у людей не всегда хватает сил быть людьми.

– О любви на Донбассе во время войны? Там много войны?

Наталья Ворожбит: Там очень много любви. Мне кажется, нигде нет столько любви и ненависти, как на войне. Нигде так не хочется любить, зная, что ты можешь погибнуть или потерять близкого человека. Обостряются все эти эмоции. Многие люди туда и идут, чтобы почувствовать себя живыми.

Мне также хотелось показать, что эта романтика оборачивается в другую сторону и превращается в зло.

– Игорь, расскажите, что для вас этот фильм? Кого вы там играете и почему согласились?

Игорь Колтовской: Что для меня фильм, я говорю о своем восприятии, по крайней мере, той новеллы, в которой снимался. У Экзюпери в «Маленьком принце» есть кусочек: «Утром встань, умойся, приведи себя в порядок и приведи в порядок свою планету, иначе вырастут баобабы».

Мне кажется, «Плохие дороги» это не как дороги, а дороги внутри каждого человека, состояние души. И ты либо находишь в себе силы найти хорошую дорогу, или продолжаешь идти плохой дорогой. И, наверное, основной конфликт между этой плохой и хорошей дорогой, по какому пути пойдет каждый из нас.

А я играю в новелле о директоре школы, который попал на блокпост. Он из Попасной, на украинской стороне, и попадает на этот блокпост. Попадает не в совсем лицеприятном виде, пьяненький на машине после празднования.

А дальше происходит вся эта история на блокпосту, в которой открываются директор, мой персонаж, и военные. Столкновение, которое произошло между нами, между украинцами... Вот новелла о том, как мы искали пути к взаимопониманию.

– Насколько я знаю, это основано на реальных событиях, в 2015 году случился подобный эпизод. Вы можете сформулировать эти отношения между украинскими военными и местными жителями?

Игорь Колтовской: Если говорить о моем персонаже, изначально он настроен положительно. Но исходя из того, что происходит, у него меняется отношение. Рядом с этим у него остается желание верить: «Я хочу верить». Но верить ли и осталась ли эта вера? Это вопрос.

У нас так же в жизни, по крайней мере, о себе говорю, я постоянно хочу верить. Но получится ли верить? Показывает время.

– Игорь, вы уроженец Краснодона, который сейчас на оккупированной территории. С вашей точки зрения, что нужно рассказать Украине и миру о войне на Донбассе?

Игорь Колтовской: В любом кино всегда цепляют человеческие истории. И если в «Плохих дорогах» эти человеческие истории заденут, они будут понятны.

Что можно рассказать. Идет война, умирают люди, умирает мирное население. Кто прав в этой ситуации: мы считаем, что мы, они – что они. Но война это ненормально, это убивает человека. Именно об этом и нужно говорить.

– А зачем?

Игорь Колтовской: Не только в Украине идет война, войны идут по всему миру. Может кто-то услышит, задумается. Лучше любить, чем воевать. И пусть будет больше любви в мире, а не на войне.

– Наталья, вы в одном из интервью говорили, что в частности снимаете фильм для тех, кто игнорирует войну. Вас это беспокоит, таких людей много?

Наталья Ворожбит: Конечно. Это как тело человека. Гниет нога, а голова отказывается это признать. И если не будет принимать какие-то меры, сгниет все тело. Поэтому совершенно необходимо, чтобы люди об этом помнили.

Я понимаю, что у нас живется непросто, любая негативная информация отвергается. Война не идет во многих городах и кажется, что все мирно. Но в том и ужас, если ее игнорировать, она может оказаться совсем близко. Если всем телом не сопротивляться этой болезни, не укреплять иммунную систему против этой войны, это гибель для всего организма.

– Вы смотрите на войну с разных сторон: «Киборги» и «Плохие дороги» это два полюса. На одной стороне это гражданские, на другой – взгляд военных.

Наталья Ворожбит: Когда я собирала материал про «Киборгов», я была ограничена. Это была история только про военных, которые находятся на границе со смертью. Параллельно я общалась и с гражданскими, и с подростками, с самыми разными людьми. Эти истории глубоко во мне сидели и мне хотелось поговорить про местное население.

Отношение к местным, к военным, отношения между военными и местным населением, меня это травмировало, когда я туда ездила, видела, что между ними стена непонимания. Многие наши проекты были нацелены на общение военных и местных жителей. Просто, чтобы понимать друг друга лучше. В маленьких пространствах нам это удавалось.

Мне хочется выйти за рамки театрального пространства и говорить с большим количеством людей. И если у меня есть так называемый «сепаратист» и украинский военный, я умышленно старалась и артистам ставила задачи, не испытывать симпатию ни к тем, ни к другим. Они должны быть настолько неоднозначными, чтобы мы сами в конце делали выводы.

– В спектакле есть проукраински настроенная девушка, которая начинает жалеть «сепаратиста», и он в ответ на доброту начинает рассказывать историю своей жизни. Действительно становится понятно, что он воюет не потому, что ненавидит проукраинских людей, а потому что он запутался, у него много боли в душе. Вы тоже так считаете?

Наталья Ворожбит: Да, я думаю, многие запутались. Пропаганда имеет сильное воздействие. Я общалась с людьми, которые находятся под российской пропагандой. Но часто это хорошие люди и с ними нужно разговаривать.

https://www.radiosvoboda.org/a/donbass-realii/30222119.html?fbclid=IwAR1O9uK-cqw_S5KFC-VWt-Wp8vv3F1tThKcl4_0hOZymax7eV4ie9Z1ytcw